Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Приморский сонет

                                              источник фото: https://www.m24.ru/articles/muzej/27022017/131083

Здесь всё меня переживёт,
Всё, даже ветхие скворешни
И этот воздух, воздух вешний,
Морской свершивший перелёт.

И голос вечности зовёт
С неодолимостью нездешней,
И над цветущею черешней
Сиянье лёгкий месяц льёт.

И кажется такой нетрудной,
Белея в чаще изумрудной,
Дорога не скажу куда…

Там средь стволов ещё светлее,
И всё похоже на аллею
У царскосельского пруда.

1958
Анна Ахматова

Источник
Сегодня - 130 лет со дня рождения.

Час истины. Гомер: вопросы и ответы


Час истины
Гомер: вопросы и ответы

Отличная передача. Оказывается, у нас есть люди, которые могут связно беседовать на интеллектуальные, развивающие темы.
Но что по ТВ, что по радио мы видим и слышим каких-то косноязычных, не умеющих говорить по-русски типов, сотрясающих эфир пустотой.
Вот почему так, а?..


Егор Прокудин уехал на Донбасс

Писатель Андрей Рудалев о мужицко-русской философии героя фильма «Калина красная»




Уркаганы из шукшинской «Калины красной» - это типичные прогрессивнейшие представители нашего общества. По крайней мере, они сами себя за таковых считают. В этих персонажах много всего намешано, и нельзя сводить их лишь к обыкновенным представителям криминалитета. У них в «малине» нон-стопом программа «Голубого огонька» в живом исполнении. «Барыня» и прочее. Своеобразный «квартирник», сильно смахивающий на то, чем потчует лоботомирующее мозг телевидение.

Губошлеп, Люсьен, Бульдя – это ведь своеобразный андеграунд, представители творческой интеллигенции, которых преступный режим загнал на криминальную ниву.

Губошлеп - пустобрех. Отличное определение либерального дискурса - губошлепство. Называйте так любого фанатика-либерала. «Если ему некого будет кусать, он,  как змея, будет кусать  свой хвост», - пишет Шукшин про Губошлепа. Это он делает смертельный выстрел.

Их принцип: мужиков в России много.

Collapse )




О Владимире Владимировиче

Нет, не о том, о котором подумали.
О Маяковском.
Хоть сегодня у него и некруглая дата, а все же мимо не пройти. Потому что любимый поэт, да. Один из любимых.

Со школьных лет. с юности я попала под очарование его стиха, его метафор, его огня. Даже многократно осмеянное и охаянное в перестройку его стихотворение о паспорте для меня было завораживающим. И то сказать - кто еще мог написать ТАКИЕ стихи о скучнейшей, в общем, субстанции - каком-то там официальном документе?.. А тут - страсть, достоинство, интрига! А "Рассказ Хренова о Кузнецкстрое"?  "По небу тучи бегают, дождями сумрак сжат, под старою телегою рабочие лежат. И слышит шепот гордый вода и под, и над - через четыре года здесь будет город-сад!" Мурашки же по коже! И это если еще не говорить о флейте водосточных труб, о том, что каждый из нас по-своему лошадь, и о громе души, который прячется в...

Но все же сегодня я вспомню Маяковского другим стихотворением. Оно не давало мне покоя, когда мне было лет 10-12, я заучивала его наизусть и пила его, как воду, оно питало меня и стучало в душу и виски. Я не знаю почему - то ли сказалась врожденная жажда честного и справедливого, то ли еще что-то... Не знаю. Но сегодня я хочу вспомнить именно это стихотворение.

Collapse )




Выбор Донбасса



Вчера к нам приехал человек из Луганска.
Приехал он по приглашению важных австрийских деятелей - Альфред пробил, в общем-то. После того, как Альфред же сумел организовать поездку в Луганск Кристиана Вершютца (крайне непростого дяденьки), что-то этакое начало тут шевелиться. Вершютц по итогам поездки сделал репортаж, и, по всей видимости, кому надо - его услышали.

До поездки я попросила  привезти мне книги из Новороссии. И он привез! Уникальные издания, всего по тысяче экземпляров - сборники "Время Донбаса", изданные в 2016 году, и совсем свеженький "Выбор Донбасса", презентация которого состоялась сегодня.

Вот что пишут об этой книге ее составители:

Collapse )



Йован Йованович-Змай

Йован Йованович (1833-1904) - сербский поэт и врач. Эта песня из его сборника "Увядшие розы" в переводе А.Ахматовой, который он написал после смерти жены, единственной дочери и братьев. Поэт нашел утешение в поэзии для детей и всем детям дал любовь, которую не мог дать своим родным.




Ставят памятники мертвым
Из гранита, из металла,
Чтобы память дольше длилась,
Чтоб могила не пропала.

Люди к этому привыкли,
Я людей не осуждаю,
Только я своих усопших
В сердце верном воскрешаю.

Там могила, но над нею
Возвожу я милым храмы...
Там могила, но над нею
Чистой скорби фимиамы.

Я умру и боль погаснет,
Но над прахом плющ зеленый
Будет жить, быть может, дольше,
Чем надгробный крест с иконой.

Источник

Книга: Х.Хофбауэр, "Россия: образ врага. История одной демонизации"

Когда я слышу слова «В интересное время мы живём» - а слышу я их нередко – мне почему-то думается, что в них есть некая неправда. Потому что, на мой взгляд, нет времени неинтересного – есть лишь бОльшая или меньшая скорость изменения обстановки. Само собой, нынче эта скорость приближена к космической. За это надо благодарить и современные технологии обмена информацией, способные изменить любую обстановку на свою противоположность буквально в считаные часы, и определенные политические соображения, использующие эти технологии, что называется, на всю катушку.  Да, сегодняшнее время можно назвать эпохой перемен, которую кто-то называет проклятием, а кто-то благословляет. Но интересно, что даже в такие переменчивые эпохи  сохраняются некие опорные столбы, и эти столбы незаметно становятся рычагами, позволяющими поворачивать мир в нужную реформаторам сторону.

Так, в нашу эпоху переформатирования мира, в сфере отношений России и совокупного Запада особое значение приобрел феномен русофобии.  Нельзя сказать, что когда-либо отношения России и Запада не сопровождались этим феноменом. Но нередки были времена, когда на первый план в этих взаимоотношениях выступало любопытство, уважение или хотя бы прагматика. Сегодня же ситуация в двусторонних отношениях такова, что независимо от действий России, она наталкивается на ответные действия Запада, практически полностью определённые этим феноменом.


http://www.kritisches-netzwerk.de/forum/der-russische-daemon-feindbild-russland-das-phaenomen-der-russophobie


Collapse )


Бессмертное счастие наше...

Навеяно вот этим.

Набоков - не мой автор. Совсем. По молодости лет меня еще как-то цепляла его игра словами, его слог, его тонкие, изящные словесные постройки. Кончилось это все, когда я прочла "Лолиту". Потому что внезапно оказалось, что изящество прикрывает не просто грязь - а нечто, за что давно и не нами предлагалось вешать мельничный жернов на шею в качестве облегченной версии наказания. Из этой книги дышал ад - и после этого Набоков стал для меня бесповоротно чужим.

Но меня, тем не менее, томила одна загадка. И связана она была вот с чем...

Collapse )

Юрий Поляков: Если читать в шестом классе "Темные аллеи", а сверх прихлопнуть "Лолитой"...

Юрий Поляков: Если читать в шестом классе "Темные аллеи", а сверху еще "прихлопнуть" "Лолитой", то у ребенка будут непоправимые сдвиги сознания!РПЦ и общественники предлагают пересмотреть школьную программу по литературе и убрать некоторые произведения, внезапно очутившиеся там после перестройки


"В РПЦ потребовали запретить школьную классику за пропаганду свободной любви" - такие и подобные шокирующие заголовки появились на днях после того, как протоиерей Андрей Владимиров потребовал исключить из школьной программы произведения "О любви" Чехова, "Кавказ" Бунина и "Куст сирени" Куприна на заседании патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Он назвал их "миной замедленного действия" для традиционных семейных ценностей.

В одном случае обманутый муж убивает себя, в другом - распадается семья, в третьем - адюльтер заканчивается ничем. Мы возвращаемся в средние века к диктату церкви, – начали кричать либеральные СМИ, в то время как разговоры о "списке" пока литературы (а не на расстрел) ведутся уже давно – и именно из-за того, что в 1990-е на волне свободы и развала образования в школьную программу прокрались произведения, которые не совсем подходят детям, считает писатель, редактор "Литературной газеты" Юрий Поляков.

Collapse )