Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Вкус чечевичной похлёбки

Первая мировая война на самом деле выжгла многие прекрасные империи и города — но с их вонью и грязью; обнажила внутреннее содержание человека — с его мерзостью, но и подлинной, живой сутью, возможностью подняться вверх — как в броске из окопа под пулеметный огонь, на колючую проволоку

Первая статья цикла культуролога, исследователя Максима Шмырёва о Первой мировой войне. Точнее, о её культурной, литературной и художественной составляющих. Европейский "цивилизационный кризис", который и выразился в войне, в свою очередь стал мощнейшим толчком для ревизии практически всех ценностей, и, одновременно, поиска точек опоры в "дегуманизированном" пространстве послевоенной культуры. Несмотря на значительные достижения последних лет, в российском представлении о мировой войне еще много "белых пятен", некоторые из которых данный цикл  постарается наполнить содержанием. При этом, естественно, не будут забыты  конкретные герои и антигерои этой войны, обычный человек в необычных фронтовых обстоятельствах, а также всякие мелочи военной повседневности, также любопытные для внимательного наблюдателя.

Первая мировая война еще не стала мировой и даже великой – идут первые столкновения на границах; народы, уже несколько десятков лет (или никогда, как Россия с Австрией) не пробовавшие силу друг друга на поле брани, пытаются реализовать «домашние заготовки»; военные планы становятся эфемерными при соприкосновении с действительностью, при переносе с карт – на поля с деревнями, так непохожими на столицы (Париж, Берлин, Москву), которые надо взять через месяц-два. Конница, еще не осознавшая своего вторичного, третичного, отсутствующего места на полях сражений, выступает в поход, и, кажется, что на самом деле эта война станет героическим приключением – так думают интеллигентные юноши, толпящиеся на призывных пунктах. Идут молодые солдаты – вчерашние крестьяне: для них это тоже какое-то удивительное событие, вырвавшее их с пашен, этого унылого круговорота зима-лето, ночь-день, они веселятся и тянут гармонь…

Никогда будущее, расчисленное генеральными штабами, утвержденное политиками и учеными противоборствующих сторон, не казалось таким ясным. И никогда – или почти никогда – оно не оказывалось столь непредсказуемым, размытым, словно на листок с чернильной надписью упали капли дождя, и все расплылось, потекло – то ли сон, то ли квадрат Малевича, то вовсе немыслимая ерунда.

Collapse )





Итоги 1991 года — плоды капитализма и уже потом разрушения страны

Выступая на форуме «ВТБ Капитала» «Россия зовет!», президент нашей страны сформулировал то, как мы должны понимать причины «распада СССР». Мне такое понимание представляется узким и, главное, бесперспективным, поэтому посчитал нужным кое-что уточнить.

На мой взгляд, сегодня любому мыслящему человеку понятно, что Советский Союз не сам развалился — его целенаправленно разрушали. Другими словами, речь идёт не о «распаде», а о разрушении, ликвидации.
Да, одним из инструментов этого разрушения стали политические процессы, происходившие в республиках. Это, однако, были именно политические процессы, а не процессы в сфере культуры. Национальные культуры жили в СССР полной, насыщенной жизнью. Национальное самосознание его народов развивалось, причём развивалось в дружбе с русским народом. Сегодня так в большинстве случаев не получается.
Collapse )





О победе над гражданской войной и русско-советских континуумах

Мы сегодня сытые. А потому у нас дошли руки до истории. Сегодняшний исторический тренд нельзя игнорировать. Сегодняшний гул на тему прошлого не является какой-то патологией. Напротив. Это совершенно нормальная реакция на ненадёжность текучего настоящего и тревожность навязываемого будущего. Более того,  сегодняшнее многословие на исторические темы – признак здоровья, т.к. оно, слава Богу, мешает производству  осмартфоненного, аисторичного  существа, горожанина, обильно чувствующего, обезоруживающе невежественного и уверенного в том, что нарративы вроде «Звездных войн», «Игр престолов» и «Властелина колец» настоящее самой настоящей истории, нарративов о каких-то неведомых и плохо рассказанных Иване Грозном, Иване III и прочих.

И может неплохо, что про многое сегодняшнее  мы говорим при помощи образов, взятых из прошлого. Понятно, что это не корректно – описывать настоящее, используя реалии XV или XVI вв. Но пусть будет. Пусть хоть таким образом мы будем актуализировать нашу историю. Это особенно важно для нашей страны с ее непредсказуемым, постоянно пульсирующим, живым и вечно ускользающим прошлым. Нам постоянно нужно быть в форме.

Можно говорить о том, что очень долго наше прошлое было нормативным, дисциплинарным пространством. Обычным, простым русским прошлое очень долго не доверяли. Если честно, широкие слои русских не особенно резвились на тему своего прошлого. По сути, только в последние лет тридцать у нас случилась демократизация исторического знания. Слетела резьба избыточной нормативности, приплюснутости государственной пропагандой. Перестроечное время не считается, т.к. оно стало временем нашего коллективного младенчества на ниве истории. Собственно благодаря этой наивности и неискушенности нас классически развели как лохов и украли у нас великую страну.

Сегодня же мы стали гораздо более искушенными. Collapse )



Павел Кухмиров: Кто первый?

Вот уже второй текст подряд приходится касаться темы пустых надежд. Так уж получается, что поделаешь. Но обсуждение данного вопроса — это, к сожалению, необходимость. Потому, что пустая надежда — это не просто глупость. Пустая надежда — штука крайне опасная. Она расхолаживает. Искажает прогнозное видение будущего. И, порой, вызывает безделье там, где оно смертельно опасно.

А какая самая большая пустая надежда наших бравых экспертов и «ответственных граждан» в украинском вопросе?

Collapse )

Дню смерти Советской армии посвящается



Ну и для понимания, почему:


https://www.youtube.com/watch?v=y08nOgAH5IU

Аминь.
Нам с этим жить.
Всегда, до нашей смерти.

Не везет нам на 3 октября. То одно, то другое...

В 93-м году вот это


В 2018 тоже ничего хорошего...

«Год людоеда». Россия после пенсионной реформы

источник: ИА Красная Весна

Нехороший какой-то день.

Удар в спину – или кто был первым? …

Теперьтрудно представить, особенно молодежи, что до 17 сентября 1939 года западныйрубеж Беларуси проходил не за Брестом, а всего в сорока километрах от Минска.

Именно в этот день Красная Армия начала поход, вновь соединивший белорусов,оказавшихся по разные стороны границы в результате войны, которую теперьназывают польско-советской. Кое-кто, особенно за Бугом, тот поход называет «ножом в спину польской армии, которая под руководством маршала Эдварда Рыдз-Смиглого дралась с гитлеровцами». Но нынешние историки точно знают, что к тому дню Рыдз-Смиглый уже ничем не командовал, а вот что касается «ножа в спину», то о нем стоит поговорить отдельно.

Если на то пошло, первый такой удар был нанесен как раз польской армией, притом сразу нескольким молодым государствам – белоруссому, литовскому, украинскому – в первые месяцы и годы их становления. 1 января 1919 года была провозглашена ССРБ – Советская Социалистическая Республика Белоруссия – так она поначалу называлась. Еще в марте 1918 года заявлено об образовании БНР – Белорусской Народной Республики, в феврале того же года – Литовской Республики,  в ноябре 1917 – УНР – Украинской Народной Республики. Но в Варшаве предпочли действовать, так, словно ни в Минске, ни в Киеве, ни в Вильно, ни даже в Москве никакой власти не существует.Collapse )

От чего были избавлены русские Западной Руси 80 лет назад?

А вот от этого:


От необходимости, стоя навытяжку в лаптях, целовать руку польскому пану, который ходит среди них руки в боки. Этот пан, что ходит фертом посередь лапотных русских детишек - Рыдз-Смиглый, польский маршал и первостатейная гнида. Я о нем потом еще пару стаеек размещу. Но это потом.

А сегодня  - праздник.
О нем дед моего мужа (он был 1917 года рождения, дожил почти до 90 лет в трезвом уме, так что помнил это время отлично, просто отлично!), помню, сказал однажды по-крестьянски просто: "Под поляком было страшно, очень страшно. А потом пришли наши".
Наши пришли в этот день 80 лет назад.
17 сентября 1939 года - день начала Освободительного похода Красной Армии.


Русский Мир в борьбе за выживание: Западно-белорусские земли в составе Польши в 1919-1939 гг.

В конце XIX – начале XX вв. общественно-политическое положение в белорусских губерниях Российской империи определялось идеями западнорусизма, трактовавшего белорусов как составную часть триединого русского народа в составе великороссов, малороссов и белорусов. Различные общественные и политические организации на белорусских землях, стоявшие на позициях западнорусизма, имели «оригинальные подходы к к определению прошлого, современности и будущей судьбы белорусского народа. Часть западнорусов разделяла общеполитические установки крайне правых и умеренно правых партий… часть занимала позиции, близкие партиям либеральным и либерально-консервативным». Однако, несмотря на подчас существенные партийные различия, сторонники западнорусизма, признавая этноязыковое и культурное своеобразие белорусов, исходили из цивилизационной общности великороссов и белорусов, трактуя их как части единого народа. Западнорусизм, таким образом, являлся конкретной формой выражения принадлежности белорусских земель и их коренного восточнославянского населения к Русскому миру.

Белорусские националистические группы, выступавшие против идеи общерусского единства и рассматривавшие белорусов как отдельный от русских народ, в начале ХХ в. представляли собой маргинальный общественный слой, не пользовавшийся широкой популярностью. Однако с началом Первой мировой войны и с последующей оккупацией западнобелорусских земель Германией этнокультурная и политическая ситуация изменилась. В отношении белорусов и литовцев немецкая оккупационная администрация проводила политику «поддержки их национальных устремлений для создания противовеса доминировавшим здесь полякам… В период немецкой оккупации была создана система белорусского образования, охватившая значительную часть молодежи». В ходе разработки будущей модели белорусского государственного устройства белорусские деятели «ориентировались на заявление канцлера Германии Бетман-Гольвега о том, что оккупированные территории больше никогда не будут возвращены России».

* * *

Collapse )



Главное – быть русским, а политические пристрастия вторичны

Вторая часть большого интервью с русским историком, публицистом Андреем Марчуковым, посвященного вопросу преодоления русскими народом внутренних расколов в условиях борьбы за свое будущее.

Первая часть — Андрей Марчуков: Русским надо поставить точку в гражданской войне 100-летней давности

ИА «Новороссия»: Был ли СССР антирусским государством? Как всё-таки правильно оценивать Советский Союз с точки зрения Русской истории?

А.М.: СССР не был «русским государством». В 1920 – первой половине 1930-х годов он во многом даже был антирусским государством. В основе национальной и внутренней политики лежал принцип: русский народ – это народ, ранее угнетавший прочие народы, и потому он должен восполнять им свои прежние «прегрешения». То есть, за свой счёт развивать национальные окраины, культуры, национальности, не иметь своих национальных интересов и уступать «националам». Что уж говорить, если в Советском Союзе у русского народа не было своей национальной государственности! Это результат революции, той антирусской начинки, которой это социальное потрясение оказалось наполнено. К сожалению, заложенные в тот период принципы национальной политики и территориального устройства не претерпели изменений и сейчас, в Российской Федерации.

По мере того, как господство коммунистической доктрины отступало перед потребностями Советского Союза как обычного государства, ситуация менялась. С приближением и, особенно, с началом Великой Отечественной войны властям и лично Сталину стало ясно, что опираться на лозунги пролетарского интернационализма в стране, где подавляющее большинство населения – русские, нельзя и даже гибельно, и от крайностей национал-нигилизма и русофобии отказались. Во времена Хрущева нигилистическое отношение к религии и всему национальному опять обострилось. При Брежневе постулат был такой: стабильность и никаких крайностей.

В этот период происходит становление русского национального движения, действовавшего хотя и в рамках системы, но открыто. К нему принадлежала значительная часть интеллигенции, а взгляды и настроения «русофилов» получили широкое распространение в народе. Кстати, в советское время, в отличие от дней сегодняшних, существование русского народа не пытались отрицать, а в отдельные периоды (в сталинский конца 1930 – начала 1950-х и брежневский) слова «русский народ», «русская культура» публично употреблялись чаще, чем в наши дни. Это происходило не из-за поддержки властей, а благодаря их временно терпимому отношению. А то и вопреки: во власти и коммунистической интеллигенции имелось немало ярых противников «русистов».

Collapse )