Русский Мир в борьбе за выживание: Западно-белорусские земли в составе Польши в 1919-1939 гг.

В конце XIX – начале XX вв. общественно-политическое положение в белорусских губерниях Российской империи определялось идеями западнорусизма, трактовавшего белорусов как составную часть триединого русского народа в составе великороссов, малороссов и белорусов. Различные общественные и политические организации на белорусских землях, стоявшие на позициях западнорусизма, имели «оригинальные подходы к к определению прошлого, современности и будущей судьбы белорусского народа. Часть западнорусов разделяла общеполитические установки крайне правых и умеренно правых партий… часть занимала позиции, близкие партиям либеральным и либерально-консервативным». Однако, несмотря на подчас существенные партийные различия, сторонники западнорусизма, признавая этноязыковое и культурное своеобразие белорусов, исходили из цивилизационной общности великороссов и белорусов, трактуя их как части единого народа. Западнорусизм, таким образом, являлся конкретной формой выражения принадлежности белорусских земель и их коренного восточнославянского населения к Русскому миру.

Белорусские националистические группы, выступавшие против идеи общерусского единства и рассматривавшие белорусов как отдельный от русских народ, в начале ХХ в. представляли собой маргинальный общественный слой, не пользовавшийся широкой популярностью. Однако с началом Первой мировой войны и с последующей оккупацией западнобелорусских земель Германией этнокультурная и политическая ситуация изменилась. В отношении белорусов и литовцев немецкая оккупационная администрация проводила политику «поддержки их национальных устремлений для создания противовеса доминировавшим здесь полякам… В период немецкой оккупации была создана система белорусского образования, охватившая значительную часть молодежи». В ходе разработки будущей модели белорусского государственного устройства белорусские деятели «ориентировались на заявление канцлера Германии Бетман-Гольвега о том, что оккупированные территории больше никогда не будут возвращены России».

* * *

Collapse )



Главное – быть русским, а политические пристрастия вторичны

Вторая часть большого интервью с русским историком, публицистом Андреем Марчуковым, посвященного вопросу преодоления русскими народом внутренних расколов в условиях борьбы за свое будущее.

Первая часть — Андрей Марчуков: Русским надо поставить точку в гражданской войне 100-летней давности

ИА «Новороссия»: Был ли СССР антирусским государством? Как всё-таки правильно оценивать Советский Союз с точки зрения Русской истории?

А.М.: СССР не был «русским государством». В 1920 – первой половине 1930-х годов он во многом даже был антирусским государством. В основе национальной и внутренней политики лежал принцип: русский народ – это народ, ранее угнетавший прочие народы, и потому он должен восполнять им свои прежние «прегрешения». То есть, за свой счёт развивать национальные окраины, культуры, национальности, не иметь своих национальных интересов и уступать «националам». Что уж говорить, если в Советском Союзе у русского народа не было своей национальной государственности! Это результат революции, той антирусской начинки, которой это социальное потрясение оказалось наполнено. К сожалению, заложенные в тот период принципы национальной политики и территориального устройства не претерпели изменений и сейчас, в Российской Федерации.

По мере того, как господство коммунистической доктрины отступало перед потребностями Советского Союза как обычного государства, ситуация менялась. С приближением и, особенно, с началом Великой Отечественной войны властям и лично Сталину стало ясно, что опираться на лозунги пролетарского интернационализма в стране, где подавляющее большинство населения – русские, нельзя и даже гибельно, и от крайностей национал-нигилизма и русофобии отказались. Во времена Хрущева нигилистическое отношение к религии и всему национальному опять обострилось. При Брежневе постулат был такой: стабильность и никаких крайностей.

В этот период происходит становление русского национального движения, действовавшего хотя и в рамках системы, но открыто. К нему принадлежала значительная часть интеллигенции, а взгляды и настроения «русофилов» получили широкое распространение в народе. Кстати, в советское время, в отличие от дней сегодняшних, существование русского народа не пытались отрицать, а в отдельные периоды (в сталинский конца 1930 – начала 1950-х и брежневский) слова «русский народ», «русская культура» публично употреблялись чаще, чем в наши дни. Это происходило не из-за поддержки властей, а благодаря их временно терпимому отношению. А то и вопреки: во власти и коммунистической интеллигенции имелось немало ярых противников «русистов».

Collapse )



Русским надо поставить точку в гражданской войне 100-летней давности

Первая часть большого интервью с русским историком, публицистом Андреем Марчуковым, посвященного вопросу преодоления русскими народом внутренних расколов в условиях борьбы за свое будущее.

Справка ИА «Новороссия»: Андрей Владиславович Марчуков (род. 1977 в Москве) — российский историк и публицист. В 1999 году с отличием окончил Исторический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. В 2004 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Украинское национальное движение в УССР в 1920—1930-е годы». В настоящее время работает в Институте российской истории РАН. Область научных интересов — формирование наций и национальных идентичностей на восточнославянском (русском) этническом пространстве, идеология и практика украинского национализма, этническая история России, «Русский вопрос». Автор двух монографий и около 80 печатных работ в российских и зарубежных печатных и электронных изданиях. Выступает в качестве эксперта по историческим и общественно-политическим проблемам на телевидении и радио.

ИА «Новороссия»: Гражданская братоубийственная война – страшная трагедия для русского народа. Спустя 100 лет продолжают кипеть страсти в спорах условных «белых» и «красных». Почему русские сегодня возвращаются к, казалось бы, оставшемуся в прошлом противостоянию и кому это выгодно?

Андрей Марчуков: Гражданская война самая страшная из всех видов войн, потому что в отличие от «обычной» войны враг здесь не иностранцы, а соотечественники, люди одной крови, веры, культуры. Свои, которые перестали считать друг друга «своими». Брат стреляет в брата, сын идёт на отца. И оттого градус взаимной ненависти здесь гораздо выше, чем в обычной войне.

Поэтому гражданские войны очень разрушительны: для государственности, страны, общества. И одно из самых неприятных их следствий (а фактически и причин) то, что народ раскалывается на непримиримые лагеря. Когда проливается кровь, жажда отмщения и взаимная ненависть начинают расти как снежный ком. Но время – лучшее лекарство. Агрессия притупляется и даже начинается «реставрация» – обратные процессы в социально-политической сфере, новый режим меняется, иногда даже радикально. А раны затягиваются.

Collapse )


Альма-матери - 60!



6 лет жизни, которые, пожалуй, определили все остальные. Знания, отношение к жизни, лучшие друзья, любовь, семья - всё оттуда.
Спасибо тебе, НГУ!
Долгих лет!


БЕЗЫСХОДНОСТЬ

Ну, вот и закончились те самые протесты, на тему которых за минувшие пару-тройку месяцев было сломано столько копий. Честно говоря, я специально выждал время с момента последнего протестного спазма, чтобы подвести итоги и прийти к неким выводам по поводу произошедшего. Пусть даже и для себя самого. Не стану повторяться и в очередной раз приводить уже ставшую очевидной одесскую метафору о жабе и гадюке. Тут, скорее, другое.

Власть и оппозиция, как сказал бы один мой друг, всё больше напоминают «BDSM-пару». Причём, старую и устойчивую. Каждая из сторон решает свои задачи и преследует свои интересы. Власть пользуется поводом продемонстрировать свою крутизну и подновить видимость того, что она по-прежнему «держит всё под контролем» (являющимся настоящим фетишем для набившихся в неё выходцев из спецслужб). Оппозиция пользуется поводом завести побольше народу под дубинки и, таким образом, обозлить ещё большее количество населения на власть (а, заодно, и подновить свою собственную актуальность для новых грантов сами знаете откуда).

А вот об интересах страны не думает никто. Не говоря уже об интересах народа. Как-то даже писать про это слегка смешно, если честно. На банальность и глупость смахивает. А вот это уже печально. Впрочем, это не те эмоции, о которых я хотел бы поговорить в связи с данной замечательной темой.




То, чем я хочу поделиться с вами по итогам протестов, друзья мои, не претендует на статус аналитики. Она, быть может, там и будет, но целью она не являлась. Это мои личные мысли и впечатления от того, что я увидел, и мои личные выводы относительно дальнейшего развития событий. Основанные на том, чему я уже успел побыть свидетелем некоторое время назад. И начать я хочу с главных героев этого шоу.
Collapse )


1984: Критический год для ирландской семьи

Как чиновники ЕЭС разрушили основу ирландского общества

Одной из очевидных примет современной Европы является её депопуляция, одной из причин которой можно смело назвать кризис европейской семьи, а так же связанный с этим демонтаж традиционной морали. Не смотря на то, что данный вектор движения у всех государств старой Европы был общим, каждое из них пришло к сложившемуся результату своим путём.

Так же очевидно то, что к нынешнему положению вещей европейские страны пришли не за один день. И сейчас очень важно понять, как именно такое случилось. А для этого необходимо вернуться к ключевым точкам зарождения нынешнего кризиса европейского общества. Для Ирландии, одной из самых консервативных стран Европы, такой точкой, несомненно, является 1984 год, в который произошла целая серия событий, оказавшихся в итоге критическими для института ирландской семьи.



Аборты и беременность вне брака

В 1983 году на референдуме по вопросу об абортах 66,9% избирателей проголосовали за внесение 8-й поправки в Конституцию Ирландии. Эта консервативная поправка придавала жизни нерождённого ребёнка такую же ценность, как и жизни его матери. Тема абортов и беременности вне брака продолжала широко обсуждаться на протяжении всего 1984 года.

Collapse )


И немного о демографии

Более 20% детей в России рождаются вне брака

Рождаемость в России продолжает уменьшаться.

А теперь можно подумать, как связаны между собой вот эти 2 заголовка - вернее, то, что за ними стоит.

Кризис мужественности, а значит и женственности - это, знаете ли, не хухры-мухры, это вот такая реальность. Не за кого выходить замуж. Просто не за кого - потому что у потенциальных отцов то одно, то другое, то игра неигранной стоит, то они, видите ли, недостойны и не могут (пока, конечно пока!) брать на себя такие обязательства. Не, спать-то с женщиной они могут, беда только с обязательствами.

Поэтому остается только ждать до 30, пока он, может быть, решится-таки взять обязательства, а потом - просто родить для себя. Одного, конечно. Больше-то не вытянуть в одиночку. И материально, и воспитывать в одиночку - тоже не сахар.

Видели мы это всё, видели... Да что там - смотрю по воскресеньям в храме у нас на хороших девчонок, которые уже потихонечку превращаются в уставших от ожидания женщин - и понимаю, что и им, по большей части, именно это и светит, и именно по этим вот причинам. А парней мало, мало - некогда им. Они гуляют. Часть их них вернется, придет, когда обрастет гадостью по полной, войдет в разум, и женится - причем, сколько из них женятся на таких, что потом будут долго и нудно разводиться, делить детей и мущество - Бог весть... Я и на таких уже насмотрелась, ага.

Безнадёга какая-то...
Неужели и вправду мы как народ уже отжили свое, а?..

Детство вчера и сегодня

Дети не хотят взрослеть. Это поразительное открытие произошло у меня не так давно. До сих пор я был уверен, что любой мальчишка в ответ на взрослый вопрос: «Кем ты будешь, когда вырастешь?», гордо отвечает: «Космонавтом!», или «Альпинистом!», или еще кем-то из героической части человечества. Не зря ведь девочки в отсутствие мамы ходят по дому в ее туфлях и смешно мазюкают свои детские лица косметикой. Не зря и парни спешат побрить свой первый пушок, чтобы он побыстрее превратился в щетину. Взрослыми быть хотят. И даже когда в злосчастные 1990-е мальчики хотели быть либо «депутатами», либо «братвой», а девочки – их «спутницами» из эскорт-услуг (спасибо телевизору и общему климату в стране), они все равно подражали в этом взрослым и хотели выйти из детства. Но вот наступило время, когда на вопрос: «Кем ты хочешь быть, когда станешь взрослым?», можно услышать ответ: «А я не хочу становиться взрослым».

Эта фраза не означает, что маленький человек не знает, что повзрослеет. Знает. Они же у нас умные. Это так же не означает, что выросший человек откажется от взрослых удовольствий. Но это означает, что всё хорошо понимающий современный ребенок сознательно не хочет входить в зону личной ответственности и покидать ту зону комфорта, где все и всё работают на него.

Наша цивилизация – это цивилизация ритуальных плясок вокруг маленького ребенка, стоящего на табурете.

Collapse )

Павел Кухмиров: Цхинвальский выбор для Донбасса

Для того, чтобы понять причины многого из происходящего сейчас в нашей стране и вокруг неё очень часто не нужны никакие конспирологические изыскания. Нередко для такого понимания хватает весьма банальных вещей. К примеру, банальностью было бы сказать, что выбор, сделанный в прошлом, определяет будущее. Но, тем не менее, это так. И очень ярко свидетельствуют о правильности этой банальной мысли события последних нескольких месяцев вокруг Грузии.

По большому счёту, инцидент, произошедший в Тбилиси, и последовавшее за ним резкое ухудшение отношений — это явления, не возникшие на пустом месте. И подтверждением тому служит очередная годовщина событий одиннадцатилетней давности, которые уже вошли в историю, как «война 08.08.08». Когда после весьма жестокого вторжения грузинской армии в Южную Осетию (участие в котором уже тогда принимали американские инструкторы и украинские наёмники), Россия напрямую вмешалась и, в ходе пятидневной войны, нанесла Грузии сокрушительное поражение, остановившись в зоне прямой видимости окраин Тбилиси. И, с моей точки зрения, произошедшее тогда — пример правильного выбора. Который определил будущее.

Не будет преувеличением сказать, что нынешнее противостояние России и коллективного Запада по-настоящему началось отнюдь не в 2014 году на Украине. Оно началось именно в тот исторический момент, одиннадцать лет назад. Впрочем, сейчас, как и тогда, отношение к тем событиям не у всех однозначное. И вопрос о том, зачем нашей стране тогда надо было во всё это ввязываться, до сих пор звучит. Тем более он актуален на фоне Донбасса, ситуация с которым, говоря по чести, уже пять лет фактически висит в воздухе. Впрочем, об этом мы ещё поговорим.

Collapse )